Бэтман Аполло

4 августа 2013, 23:00, books · life

Прочитал последний роман Пелевина «Бэтман Аполло». Роман понравился.

Сказочно-фантастический-вампирский-каквсегданемногонаркоманский сюжет завёрнут очень по-пелевенски. А за сюжетом спрятаны интересные мысли, наблюдения, философия. Вот например.

Человеческая жизнь — это страдание. Счастья нет и не может быть, а любое движение к такому счастью — это и есть страдание. Единственное возможное действие — пытаться делать счастливыми других, а не себя.

любое движение ума, занятого поиском счастья, является страданием или становится его причиной.

И:

... этот мир – мир страдания, – сказал он. – Любая радость в нем мимолетна. Она берет начало в боли и растворяется в ней. Но люди находятся в постоянном окружении образов счастья. Ритуал потребления учит человека изображать восторг от того, что по сути является навязанной ему суетой и мукой. Все массовое искусство обрывается хэппи-эндом, который обманчиво продлевает счастье в вечность. Все другие шаблоны запрещены. Вроде и дураку понятно, что за следующим поворотом дороги – старость и смерть. Но дураку не дают задуматься, потому что образы радости и успеха бомбардируют его со всех сторон.

Ад есть. А рай — это не место, а возможность вернуться к Создателю, опять стать его частью и раствориться в нём.

– Бессмертие, – ответил он, – заключается просто в понимании, что в тебе нет никого, кто живет. Поэтому и умирать тоже некому.

Не очень чётко, но всё же проскользнула мысль, которая для меня уже давно теория: человек после смерти получит то, во что верил при жизни.

И самое главное — человеческий язык очень ограничивает человеческое сознание. Для человека есть только то, что возможно объяснить словами. А на самом-то деле мир больше и глубже.

А истина такова, что из нашего отравленного словами мозга ее нельзя увидеть вообще.

Ещё цитаты:

– Никогда не стремитесь проникнуть в тайны волшебства, – сказал я. – Изнанка многих фокусов может испортить полученное от них удовольствие.

И вот:

Каким образом удары пальцев машинистки становятся стихотворением, которое поражает нас в самое сердце? Они им не становятся! Мы принесли это сердце с собой, и все, из чего состоит стихотворение, уже было в нас, а не в пальцах машинистки. Машинистка просто указала на то место, где оно хранилось. И сколько ни изучай ее компьютер, принтер или соединяющие их провода, мы не найдем, где в этом возникло поразившее нас чудо.